г. Ульяновск
(8422)52-02-02
(8422)26-30-04
г. Ульяновск
ул. Оренбургская, 5А

О СООТНОШЕНИИ «РИСК—ПОЛЬЗА» ПРИ РАДОНОТЕРАПИИ

О СООТНОШЕНИИ «РИСК—ПОЛЬЗА» ПРИ РАДОНОТЕРАПИИ

ЦНИИ курортологии и физиотерапии, Москва. 1983 год.

Открытие радиоактивности и установле¬ние опасности для организма больших доз радиации и сравнительно малых доз для всей популяции, широкое внедрение источни¬ков излучения в промышленность, науку, здравоохранение потребовали регламентировать уровни облучения как профессиональ¬ных работников, так и населения. По мне¬нию Комитета экспертов ВОЗ, «решение проблемы заключается в нахождении опти¬мального соотношения известной опасности вредного воздействия и преимуществ использования ионизирующих излучений в интере¬сах человека. При этом уровень неизбежно¬го воздействия должен быть настолько низ¬ким, чтобы его можно было не принимать во внимание на фоне обычных вредностей в условиях современного цивилизованного об¬щества» (цит. С. П. Ярмоненко).
Радоновые процедуры (ванны, купания в бассейнах и др.) успешно используются с античных времен. Многовековой эмпириче¬ский опыт не выявил очевидных отрицатель¬ных последствий их применения. Однако при радоновых процедурах происходит облуче¬ние организма больного. Поэтому, наряду с несомненной эффективностью этого метода лечения, должен в силу высказанного мнения экспертов ВОЗ существовать и некоторый риск при его широком применении. Именно с позиций соотношения «риск — польза» сле¬дует в наши дни оценивать пользу и воз¬можный вред от применения в масштабе страны различных видов радоновых проце¬дур, тем более что аналогичные попытки некоторых зарубежных авторов не всегда удачны.
Эффективность применения радоновых процедур показана во многих эксперимен-тальных и клинических исследованиях (Е. А Смирнов-Каменский и С. Л. Петелин; И. И. Гусаров, 1961, 1974, 1978а, б; И. И. Гу¬саров и соавт., и др.). В последние годы методом слепого контроля в клинике объек¬тивно подтверждена более высокая эффек¬тивность радоновых процедур по сравнению с пресными ваннами (Э. В. Парсян; А. А. Би¬рюкова; А. В. Мусаев; А. И. Рыжкин; Ж. Б. Соодонбекова; Н. Л. Львова; Л. Н. Луговая, Н. В. Чельцова, Г. А. Мухарамова; Р. Г. Акимочкина; В. М. Боголюбов и И. И. Гусаров).
Уменьшение числа дней нетрудоспособ¬ности, увеличение продолжительности актив¬ной жизни как результат применения радо¬новых процедур при ряде заболеваний, ука¬зывают на пользу и высокую социальную значимость радонотерапии. Иногда она как один из методов бальнеолечения может быть естественной альтернативой лекарственной терапии в связи с учащающимися случаями осложнений от применения последней (А. Н. Кишковский и А. А. Дударев) или лучевой терапии гораздо большими дозами ионизирующей радиации (А. Н. Венгерова; М. М. Елькина). Часто с явным успехом можно применять различные методы физио и бальнеотерапии, и в частности радоноте¬рапии, как для лечения самого заболевания, так и для устранения лекарственных осложнений ввиду их десенсибилизирующего дей¬ствия. К тому же радоновые процедуры больные переносят в широком диапазоне доз значительно легче, чем другие бальнеопроцедуры (грязевые процедуры, ванны уг¬лекислые, сероводородные и др.), и только у тяжелого контингента больных они могут вызывать резко выраженную бальнеореакцию. Практически при любых лечебных до¬зировках водные радоновые ванны не могут оказывать на организм больного прямого токсического действия. Воздушно-радоновые процедуры (И. И. Гусаров и соавт.) перено¬сятся значительно легче водных, и их при¬менение не вызывает затруднений даже у тяжелых больных. Все это свидетельствует об эффективности радоновых процедур. Со¬четание широкого использования в СССР природных и искусственно приготовляемых радоновых лечебных сред является надеж¬ной базой для проведения дальнейших фун¬даментальных исследований в этом направ-лении.
По физической природе действующего фактора радоновые процедуры являются од¬ним из методов лучевой терапии — альфа-терапии. В этой связи отдаленный риск от их применения нуждается в количественной оценке. В основу этой оценки должна быть положена гипотеза о линейной зависимости между поглощенной дозой излучения и на-блюдаемыми биологическими эффектами в достаточно широком диапазоне значений до¬зы и об отсутствии порога действия излуче¬ния (Рекомендации МКРЗ). При этом МКРЗ считает, что при решении вопроса о том, что можно принять за предельный уровень дозы, «следует использовать принцип «взвешивания» получаемой при этом пользы и биологи¬ческого вреда от облучения людей.
Каковы уровни облучения организма и его органов при применяемых радоновых процедурах? Многочисленные исследования на животных и людях (С. В. Андреев; Pohl) показали, что при проведении водных и воз¬душных радоновых ванн сколько-нибудь су-щественному облучению в организме подвер¬гается только кожа (соответственно 15 и 55 мкбэр-мин-1нки-1л.; при ингаляциях воздуха, содержащего радон без его дочер¬них продуктов, наиболее заметно облучение почек и легких (соответственно 26 и 14 мкбэр-мин-1нки-1л, при равновесном содержании дочерних продуктов — об¬лучение верхних дыхательных путей (1200 мкбэр-мин-1нки-1л. При питье ра¬доновой воды наиболее подвержены об¬лучению некоторые жировые ткани (38 М'бэр/мкКи) и желудок (22 мбэр/мкКи). Применяемые в широкой лечебной практике в СССР и рекомендованные методическими материалами методики предусматривают проведение курса радоновых процедур (ванн, ингаляций, орошений) не чаще 1 раза в год с числом про¬цедур около 15 при длительности каждой из них около 15 мин или курса питья радоно¬вой воды с суммарной активностью радона не более 72 мкКи. При обычно используе¬мых концентрациях радона (в воде до 100 нКи/л, в воздухе до 40 нКи/л и количе¬стве радона при питье 72 мкКи на курс) наиболее облучаемые органы и ткани боль¬ных за год дополнительно к фоновому облучению получают: кожа при ваннах не более 0,3 бэр, при воздушных ваннах не более 0,5 бэр, почки при ингаляциях без дочерних продуктов радона 0,23 -бэр, легкие 0,13 бэр, желудок при питье 1,5 бэр; ингаляции рав¬новесных воздушно-радоновых смесей в СССР не применяются.
Практически неопасно, если облучение критического органа при радоновых проце¬дурах не выйдет за год за предел облуче¬ния, регламентированный действующими Нормами радиационной безопасности (НРБ — 76) для ограниченной части насе¬ления (категория Б) (Число больных, которые ежегодно подвергаются радонотерапии,     составляет, по приближенным оценкам, около 1 млн. человек, т. е. менее 1 % населения страны). Такое облучение в 10 раз ниже, чем принятое для персонала, работающего с радиоактивными вещества¬ми, и его пределом для кожи является доза 3 бэр в год, а для всех прочих облучаемых при радоновых процедурах органов и тка¬ней — 1,5 бэр в год (облучение более ра¬диочувствительных органов — гонад, крас¬ного костного мозга — при радоновых про-цедурах практически исключено). Таким об¬разом, при обычно применяемых радонолечебных процедурах (кроме питья радоновой воды) даже наиболее облучаемые органы облучаются дозами во много раз ниже до¬пустимых. В таблице приведены данные о дозировках при радоновых процедурах, при которых курс лечения приведет к допусти¬мому облучению критических органов, обу¬словленному НРБ — 76 и Рекомендациями МКРЗ.
Сопоставление пределов концентраций и количества радона, приведенных в таблице, с применяемыми ныне на практике свиде¬тельствуют о том, что дозы при широко на¬значаемых на курортах и вне курортов ра¬доновых процедурах в 5—10 раз ниже до¬пустимых для ограниченной части населе¬ния. Более сложным для регламентации норм лечебных дозировок является примене¬ние для ингаляций воздушно-радоновых смесей с присутствием в воздухе дочерних продуктов радона. Допустимый уровень ра¬дона и его дочерних продуктов в этом слу¬чае оценивается по уравнению:
(26-С+1 • 1 •10-3• Е) •10-6 • Т < 1, где С — концентрация радона в воздухе (в нКи/л); Е — скрытая энергия распада дочерних продуктов радона (в МэВ/л); Т — суммарная длительность вдыхания воздуха за весь курс лечения (в мин); уравнение справедливо при воздухообмене в легких 10 л/мин  (Уравнение составлено на основе вели¬чин  ПГП  радона  3,8•105  нКи  в  год  и  его дочерних продуктов — 0,9•1010 МэВ в год для категории Б  населения, регламентиро¬ванных НРБ-76).
В тех случаях, когда для ингаляций ис¬пользуется воздух, содержащий радон прак-тически без его дочерних продуктов (радиоэманаторий Хмельник — 9 нКи/л, радиоэманаторий Пятигорск— до 36 нКи/л), об¬лучение критических органов больных (со-ответственно до 0,07 и 0,3 бэр за курс) в 5—20 раз ниже допустимых осторожных норм. При наличии в воздухе близких к равновесным с радоном активностей его до¬черних продуктов, например в радоновой штольне курорта Гастейн в Австрии, погло¬щенная доза, получаемая верхними дыха¬тельными путями больных, достигает 1,5 бэр (Jacobi), т. е. равна пределу для отдельных лиц из населения. Это обусловлено, правда, не только значительным содержанием в воз¬духе дочерних продуктов радона, но и боль¬шей длительностью процедур (1 ч). Следу¬ет при этом иметь в виду, что ингаляция в этой штольне сопровождается воздушно-ра¬доновой ванной со значительным (ориенти¬ровочно до 1—3 бэр) облучением кожи больного, которое австрийские авторы не учитывают. Во избежание обычно не нуж¬ного облучения верхних дыхательных путей при радоновых ингаляциях и воздушно-ра¬доновых ваннах в СССР вдыхаемый боль¬ным воздух подвергается предварительной фильтрации для удаления из него дочерних продуктов радона.
Из приведенного следует, что наимень¬шая лучевая нагрузка при радоновых про¬цедурах имеет место при радоновых водных ваннах, которые обычно проводятся при концентрации радона 40—80 нКи/л. При об¬лучении детей в возрасте до 10 лет вво¬дится 20-кратный, а в возрасте 10—16 лет — 10-кратный коэффициент запаса от предель¬ной дозы (По отечественным нормам радиацион¬ной безопасности, ПДД для детей до 1 го¬да уменьшаются в 5 раз, до 16 лет — в 2 раза по сравнению с дозами для взрос¬лых. Однако с учетом активной реакции детского организма на бальнеологические процедуры в отечественных нормах долж-ны быть приняты более жесткие коэффи¬циенты запаса — соответственно 10 и 20).
В свете изложенного и исходя из пред¬положения о линейной зависимости эффекта от дозы, имеет смысл количественно оце¬нить степень возможного риска от приме¬нения радоновых процедур при дозировках» не выходящих за приводившиеся выше пре¬делы для отдельных лиц из населения, тем более что в зарубежных странах в послед¬ние годы опубликованы аналогичные мате¬риалы, подчас весьма спорные. При такой оценке необходимо постоянно помнить о предостережении, сделанном в Рекоменда¬циях МКРЗ (Публикация № 26, глава Г, § 30), что «Чем более осторожным явля¬ется допущение о линейности зависимости доза — эффект, тем более важно отдавать себе отчет о том, что это может привести к переоценке возможного радиационного риска, а следовательно, может быть выбра¬на деятельность которая окажется более опасной, чем связанная с облучением... При этом следует всегда помнить, что при низкой дозе реальный риск может быть ниже, чем риск, подразумеваемый при намеренно осто¬рожном предположении о прямой пропор-циональности между дозой и эффектом». Там же и в докладе Научного комите¬та ООН «Окружающая обстановка и дози¬метрия радионуклеидов (радон)» приведены коэффициенты риска возникновения злока¬чественных новообразований для органов, подвергающихся максимальному облучению. Этот коэффициент для легких и дыхатель¬ных путей принят равным 0,2•10-4 бэр-1, для желудка и почек—1•10-6  бэр-1, а в коже «неприемлемые изменения могут воз¬никнуть после облучения в поглощенной до¬зе 2000 рад (200 бэр) или больше, получае¬мой в течение недель или месяцев». Из это¬го следует, что риск облучения кожи при радоновых ваннах пренебрежимо мал при применяемых ныне методах лечения. Облу¬чение желудка и почек в допустимой дозе (1,5 бэр) может привести к заболеванию ра¬ком в год только 1,5 из 1 млн. пациентов, пивших радоновую воду или лечившихся ра¬доновыми ингаляциями. Учитывая, что ежегодно в СССР этими процедурами при со¬ответствующих дозах лечат не более 2000 больных, а спонтанная частота забо¬леваний раком составляет 2—3 тыс. на 1 млн. человек в год, риск облучения желуд¬ка и почек, а равно и других органов, кро¬ме легких, практически отсутствует.
Более сложен вопрос о риске за счет об¬лучения дыхательных путей. Частота забо-леваний раком легкого принята равной 1000 на 1 млн. в год (С. П. Ярмоненко; А. Е. Беннет, и др.). При облучении допу¬стимой дозой 1,5 бэр в год за счет радоно¬вых ингаляций на 1 млн. пациентов в год может заболеть 30, что составляет прирост в 3 % к спонтанной величине. Учитывая ма¬лочисленность контингента больных, прини¬мающих в СССР радоновые ингаляции (в 1982 г. — около 1 тыс.), и то, что дози¬ровки, применяемые до сих пор, в среднем в 10 раз ниже допустимого предела, опасно¬сти возникновения рака легких при радоновых ингаляциях практически нет. Действи¬тельно, дополнительный риск при этом бу-дет равен 3 больным на 1 млн. в год. По .данным К. С. Мура (цит. Ленихен и Флейтчер), «приемлемым риском» принято считать величину 10 случаев рака на 1 млн. в год. По-видимому, увеличение спонтанной забо¬леваемости раком на 0,3 % — слишком низ¬кая плата за те преимущества, которые обу¬словлены увеличением продолжительности жизни и работоспособности больных с сер¬дечно-сосудистыми и другими заболевания¬ми при применении радоновых процедур.
Однако риск заболевания раком легких может существовать вследствие пребывания в атмосфере, содержащей радон и его до¬черние продукты, при проведении других радоновых процедур, например радоновых ванн, на что, в частности, указывает Usunov. Действительно, наличие в воздухе ле¬чебных помещений радона и его дочерних продуктов в концентрациях выше допусти¬мых (1,5 нКи/л для радона и 3,8•104 МэВ/л для его дочерних продуктов) может обусло¬вить некоторое дополнительное, и совершен¬но ненужное облучение больных. Однако превышение допустимых концентраций (ДК) в воздухе помещений свидетельствует о неудовлетворительном состоянии бальнео¬логического и санитарно-технического осна¬щения процедурных помещений и должно немедленно по инициативе санэпидстанций устраняться (устройство или ремонт при-точно-вытяжной вентиляции).
Оценка риска за счет радоновых проце¬дур, предпринятая некоторыми зарубежны¬ми учеными, весьма противоречива и не всегда корректна. Jacobi (1964, 1979) дает оценку вероятности проявления рака легких в подземном радиоэманатории курорта Гастейн при поглощенной легкими дозе 1,5 бэр на курс лечения. Он предсказывает возник¬новение дополнительных 100—300 заболева¬ний на 1 млн. пациентов вместо 30 с учетом данных МКРЗ. Тем не менее, автор делает правильный вывод, что риск от радонотерапии составляет только 0,01 риска забо¬леваемости раком легкого в ФРГ. В работе Usunov, Usunov и соавт. данные о величине риска завышены в 30—50 раз за счет весь¬ма вольного обращения с цифрами. Напри¬мер, по его расчетам, купание детей в радо¬новом бассейне курорта Момин Проход (Болгария) может на 10 % повышать риск заболевания раком легких. По данным на-ших детальных измерений, проведенных в 1974 г. на этом курорте, содержание радона в воздухе над бассейном не превышало 1,8•10-11 Ки/л (1 % от ДК), а дочерних продуктов радона — 0,4•105 МэВ/л (100% от ДК), что практически соответствовало ДК для этих изотопов. Учитывая длитель¬ность пребывания ребенка в этом помеще¬нии, доза, получаемая его легкими за 3-ме¬сячный курс лечения, не может быть боль¬ше 0,05—0,10 бэр в год (Usunov приводит величину 0,35 бэр в год), даже если ребе¬нок ежедневно находится в помещении бас¬сейна в течение 1 ч. Вероятность заболева¬ния раком легких здесь составляет не более 2•10-6 в год, т. е. 2 случая на 1 млн. чело¬век в год против спонтанных 1000 случаев на 1 млн. в год. Учитывая, что число детей, находящихся в санатории по поводу послед¬ствий полиомиелита, достигает лишь не¬скольких десятков, даже сомнительные ссылки на большую вероятность послед¬ствий облучения для легких детей [обычно принимается двукратный коэффициент запа¬са при лучевом лечении детского континген¬та (Нормы радиационной безопасности для пациентов при использовании радиоактив¬ных веществ с диагностической целью)] не делают выводы Usunov корректными.
Ошибочны выводы и расчеты Usunov, касающиеся оценки облучения легких насе¬ления курорта Гастейн. Из этих расчетов следует, что жители курорта ежегодно по¬лучают дозу на легкие 8—10 бэр, а работни¬ки подземного эманатория— до 160 бэр; от¬сюда проводят вероятностные оценки риска. Этот расчет сделан только в отношении об¬лучения клеток сегментарных и субсегментар¬ных бронхов, причем без тщательного анали¬за распределения дочерних продуктов в слое секрета, его размеров, скорости движения, турбулентного перемешивания и простран¬ственного поглощения энергии альфа-частиц не¬жизнеспособным материалом. При этом рас¬чете нарушено положение § 54 Рекоменда¬ций МКРЗ (публикация № 26), которое ре¬комендует считать «целесообразным рас¬сматривать трахею, бронхи, область легких и легочные лимфатические узлы у взрос¬лого человека как один орган с массой 1 кг, для которого и устанавливается соответ¬ствующий предел дозы на легкие». Неправо¬мерность методики расчета, примененной Usunov, была показана Altshuler, 1964, Ha-gue, 1967 и в работе И. И. Гусарова еще в 1959 г.
Оценивая радиационную опасность при проведении радоновых процедур, Usunov и соавт. исходили из принципиально невер¬ных установок, что при этом неизбежно су-щественное облучение легких из-за попада¬ния радона и его дочерних продуктов в воз¬дух процедурного помещения. Эта концеп¬ция исходит из неудовлетворительного со¬стояния техники безопасности на зарубеж¬ных радоновых курортах, где, как правило, отсутствует обязательная в СССР приточно-вытяжная вентиляция с 5—15-кратным об¬меном воздуха в помещении, а также бальнеотехника, устраняющая ненужные потери радона из воды в воздух. Часто на выводах авторов сказываются ошибки, допущенные при проектировании и строительстве радоновых бальнеокомплексов. Например, Usunov и соавт. пытаются рассчитать риск и пользу при проведении радоновых ингаля¬ций в эманатории курорта Момин Проход, полагая, что лечебная концентрация радона там составляет 30 нКи/л. Однако в резуль¬тате неверного расчета, заложенного в уст¬ройство для отделения радона из воды в воздух, концентрация его в воздухе состав¬ляет только 0,3 нКи/л, что и было под¬тверждено нашими измерениями в 1974 г. В то же время радон, поступающий из ин¬галяционных устройств в воздух помеще¬ния, создает существенную вредность для обслуживающего персонала, находящегося в этом помещении при практическом отсут¬ствии вентиляции в течение всего рабочего дня.
Лучевые нагрузки на дыхательные пути персонала в радиоэманатории курорта Гаштейн, хотя и заведомо меньше, чем рассчи¬танные Ustinov и соавт., но все же высоки ввиду отсутствия элементарной защиты для дыхательных  путей   (например,   респирато¬ров с  волокнистым   фильтром,  практически полностью удаляющих из вдыхаемого возду¬ха дочерние продукты   радона), не говоря уже об оснащении штольни отсеками с раз¬личными режимами вентиляции для   прове¬дения  процедур и для размещения  обслу¬живающего  персонала.  Аналогичные  гигие¬нические недостатки имеются и в организа¬ции центров радонотерапии в Японии (Kitagawa), где воздушно-радоновую смесь про¬пускают через воду бассейна. При этом рас¬творение  радона   в   воде  крайне  невелико, а   из-за   незначительного   воздухообмена   в воздухе процедурного помещения   накапли¬ваются существенные активности   дочерних продуктов  радона,  которые  в  данном слу¬чае не столько являются лечебным факто¬ром, сколько создают радиационно-гигиеническую проблему с позиций защиты  обслу¬живающего персонала. Все эти  недостатки, как и некорректные  выводы, базирующиеся на их пристрастном анализе, ведут к наме¬ренной дискредитации радоновых процедур. С. П. Ярмоненко приводит данные о том, что общее облучение дозой  1 бэр ведет к уменьшению  продолжительности  жизни  на 3 дня (для диапазона малых доз существу¬ет и обратная    гипотеза — А. М. Кузин). Согласно такой концепции, курс из  15 ра¬доновых    ванн    с    концентрацией    радона 80 нКи/л   по   15 мин,   создающий    среднее облучение организма больного около 8 мбэр, может сократить продолжительность жизни на 35 мин. Для сравнения можно отметить, что, по данным Wald (цит. А. Е. Беннет), курящие умирают на 15 лет раньше чем не¬курящие, от различных болезней  (от забо¬леваний коронарных сосудов — на 18 лет, хроническим  бронхитом  и раком   легких — соответственно на  14 и  11  лет). Для   всех курящих риск преждевременной   смерти по сравнению, с некурящими вне зависимости от причины составляет около 5 лет. На фо¬не   этих   данных  проблематичный  вред   от применения    радоновых    процедур    можно считать   несущественным   по   сравнению  с той   пользой,   которую   они   приносят  при сердечно-сосудистых,   легочных и многих других заболеваниях, значительно (на годы и  даже десятилетия)   сокращающих жизнь многих больных в условиях современной ци¬вилизации.
Более того, в литературе приведено мно¬го экспериментальных и эпидемиологических данных, свидетельствующих о том, что ма¬лые дозы радиации иногда, особенно у ста¬рых животных, увеличивают среднюю про¬должительность жизни. Имеются данные, согласно которым только дозы выше 40 рад ведут к уменьшению продолжительности жизни или повышению заболеваемости ра¬ком и лейкозом, в то время как при радо¬нотерапии дозы более чем на порядок ни¬же. Действительно, частота лейкозов у лиц, подвергшихся облучению в Хиросиме и На¬гасаки в дозе от 25 бэр, была даже несколь¬ко ниже спонтанной (20—30 случаев в год на 1 млн. населения против 50 — С. П. Яр¬моненко; А. М. Кузин; С. Н. Александров и А. М. Кузин). А. М. Кузин делает вывод, что ионизирующие излучения в малых до¬зах стимулируют регуляторные процессы, способствующие наиболее полному прояв¬лению заложенной в организме генетиче¬ской программы.
По мнению ряда авторитетных авторов (С. Н. Александров и А. М. Кузин; С. П. Яр-моненко; А. Бабаев и А. М. Кузин), гипоте¬за об исключительной вредности ионизирую¬щего излучения, особенно в диапазоне ма¬лых доз, потеряла свое значение; этот тип излучения, подобно световой и тепловой энергии, по-видимому, имеет свои физиоло¬гический и патологический уровни. Гипоте¬за о вредности малых доз облучения при¬нята МКРЗ исключительно с позиций мак¬симально надежного обеспечения радиаци¬онной безопасности людей, поскольку еще не все аспекты действия радиации достаточ¬но изучены. Тем не менее и эта позиция МКРЗ не вызывает препятствий для лечеб¬ного использования радоновых процедур, если не считать намеренно спекулятивных выводов.
Приводимые в данной статье допустимые уровни облучения больных и уровни, обес-печивающие их лечебные дозировки, осно¬ванные на положениях МКРЗ по вопросу соотношения пользы и риска при облучении и на данных об облучении организма боль¬ного при различных видах радоновых про¬цедур, позволяют надежно обеспечивать ра¬диационную безопасность больных при раз¬ных методах радонотерапии, которые с ус¬пехом и в более широких масштабах мож¬но применять при ряде социально значимых заболеваний.

Предел дозы облучения для ограниченной части населения (категория Б), установлен¬ный НРБ-76, и соответствующие ему предельные дозировки при некоторых формах Ра¬доновых процедур (проведение одного курса лечения в год)
Орган,  ткань

    Предел дозы, бэр в
год    Форма радоновых процедур, курс лечения 15 процедур по 15 мин
    для профес-сиональ-ных работ-ников    для отдель-ных лиц из населения    общие водные ванны (900 нКи/л)

    воздуш-ные ра-доновые ванны (250 нКи/л)*

    радоновые ингаляции    питье ра-доновой воды (72 мкКи
на курс)


                    без дочер¬них про-дуктов (260 нКи/л)    в равно-весии с дочерни-ми про-дуктами (6 нКи/л)    
    Катего-рия А    Катего-рия Б            
    
    
Кожа     30    3,0    3,0    3,0    0,8    0,02    0,2
Легкие     15    1,5    0,01    0,002    0,8    1,5    0,2
Желудок             0,01    0,02    0,3    0,03    1,5
Почки             0,1    0,005    1,5    0,13    1 , 1
Вдыхание воздушно-радоновой смеси при этой процедуре исключается; при вды¬хании же воздуха с указанным содержанием радона нормативы устанавливаются, как для ингаляции.
Примечание. Дозировки при лечении детей в возрасте до 10 лет устанав¬ливаются в 20, в возрасте 10—16 лет—в 10 раз ниже, чем для взрослых.


Rambler's Top100
создание сайта